Елизавета Вольфовская

Приветствую всех! Меня зовут Лиза, я – старшая дочь Павла Новоселова. Я прошла школу «7 путей к свету» и она произвела во мне большие изменения. (в лучшую сторону :) ). Начала я эту школу проходить, потому что папа сказал, что это многое во мне поменяет, и, так как доверяю своему отцу, то я так и сделала. Я ему доверяю, потому что очень хорошо его знаю. А вы его не знаете так хорошо как я. Поэтому я взяла у него интервью, чтобы вы узнали его получше. Приготовьте чай и усаживайтесь поудобнее, жизнь папы очень интересная, я думаю, что по ее мотивам можно было бы снять несколько фильмов :)

P.s. Иногда я буду (пояснять некоторые факты)

Расскажи о своих родителях, о действе, где ты родился, что тебя окружало, чем занимался.

Я родился в городе Ленинск Кузнецкий, Кемеровской области. Мой папа на момент моего рождения преподавал в горно-механической школе горное дело, то есть обучал шахтёров, а моя мама была воспитателем в детском саду. Вообще у папы была карьера шахтёра. Сначала он был монтером высоковольтных сетей, потом шахтёром, когда профессионально отработал 10 лет в шахте и получил травму (лишился правого глаза), то стал учителем для шахтёров, а впоследствии руководителем этой школы. Эта школа по-разному называлась, но имела взаимодействие со всеми шахтами в нашем городе, ведь город шахтовый. Мой папа пророчил мне шахтовую жизнь, мечтал, чтобы я стал директором шахты. Я должен был поступить учиться на горного инженера для этого.

Какие у тебя были увлечения и планы на жизнь в детстве?

Моими увлечения в детстве были как у всех — велосипед, лыжи. На улице много играли в казаки-разбойники, монах в синих штанах, догонялки, ну и конечно войнушка, во всех её проявлениях.

Класса с 6-7 появилось увлечение танцами, и я практически стал профессиональным танцором, чуть было не поступил в институт по профессии, но повредил ногу и так моя карьера танцора приостановилась. Но я обожаю танцы и всегда их обожал. Танцевали, выступали, очень много ездили, с 7 класса практически вся моя жизнь была связана с танцами – это постоянные репетиции, концерты, гастроли, по всей Кемеровской области, по городам, которым мы ездили с нашим ансамблем.

Как ты поступил в институт?

Когда я повредил ногу, то поднялся в ДК, в котором занимался танцами на второй этаж. Там у нас была театральная студия, и ребята с этой студии поступили в Кемеровский театральный институт на режиссёров театра. Я как-то съездил к ним в гости, и понял, что это абсолютно, на 100% моя атмосфера. Я творческий человек, и когда я попал в среду творческих людей, то почувствовал себя как рыба в воде там. Я захотел просто всем сердцем быть там, что разрушило мечту моего папы о моем будущем в роли директора шахты. Но он меня отпустил.

Я познакомился и подружился со всеми ребятами, которые уже почти закончили институт, они подготовили меня к поступлению. Когда я поступал, то меня уже даже педагоги знали, мне поставили 5 на вступительных экзаменах, и эта 5 провела меня в институт, что было для меня тогда очень круто и престижно, на тот момент это был один из лучших моментов моей жизни. Я пошёл учиться на режиссёра театра.

Как и почему ты переехал в Москву?

Я переехал в Москву через год обучения в Кемерово.

Параллельно с танцами я ещё начал писать песни в 10 классе, и на первом курсе мне начали льстить и говорить какой я великий и гениальный. Это так проникло в моё сердце, что стало моим внутренним лейтмотивом.

Мне так и говорили: ты должен приехать в Москву и создать рок группу, что собственно я и сделал. Во время обучения на первом курсе я работал в Кемеровском театре оперетты артистом хора, баритоном, и во время гастролей в Липецке я заболел и мне дали больничный, во время которого я съездил в Москву, как бы посмотреть: типа, а не могу ли я перевестись из Кемеровского института культуры в Московский, (с целью создать рок группу в Москве).

В этот момент произошла цепь таких чудес колоссальных и потрясающих, о каждой из которых можно книгу отдельную написать. До сих пор не понимаю, как меня по собственному желанию и абсолютно бесплатно, в ещё практически в советское время официально перевели. Как отпустили из Кемеровского и как приняли в Московском институте культуры на кафедру театральной режиссуры и мастерства актера?! Спасибо завкафедрой, декану, проректору и ректору за все подписанные бумаги:). Таким образом, я собственно больше не вернулся ни в оперетту, ни в Кемеровский институт. Ну, то есть вернулся, из общежития выписался, документы забрал и больше не возвращался.

Продолжил учёбу я в Москве, где встретил музыкантов потрясающих. Такие гениальные ребята, мои большие друзья стали, мы создали с ними группу и уже начали готовить к выпуску альбом, но потом произошли изменения у меня в сердце. Понял, что я не профессиональный музыкант, я не окончил музыкальную школу, в которую папа мой отправлял меня на баян (мама играла).

Мой сосед сверху играл на баяне и ненавидел баян и музыкальную школу. Тогда вообще все ненавидели музыкальную школу, потому что там учились одни «заучки» и «стукачи», и идти в школу музыкальную было предательством перед всеми. Ну, такой стереотип был. Так я не пошёл в музыкальную школу, потом много раз жалел, но так сложилось.

Когда мы в рок группе играли я чувствовал себя балбесом, фактически все всё за меня должны были сделать, я только песни писал и пел их. Это породило такую отверженность внутри меня, и такое ощущение себя лишним, ощущение, что я всех заставляю работать… Я ещё ребят спросил — вам нравятся мои песни? И они по очереди сказали: нет. Что меня просто добило окончательно и я решил уйти с группы, и ушёл. Так разбилась моя хрустальная мечта создать рок группу в Москве. Тогда я решил, что раз я учусь на режиссёра театра, стану-ка я профессиональным режиссёром, и стал серьёзнее относиться к учёбе.

Как познакомился со своей женой?

Когда я только перевёлся на второй курс, то практически сразу, где то через месяц она (Света) приехала из Воркуты. Мне рассказывали про неё, говорили, что вот она приедет скоро, её называли оленёнок, почему-то. Так вот как только она приехала в меня сразу молния ударила, и я влюбился. Вот и всё, практически сразу мы с ней были вместе, с 18 лет я люблю её.

Когда поженились? Какие были планы на жизнь в то время?

Поженились мы на третьем курсе, это было в 1991 году. Нам дали комнату в общежитии, что было замечательно, и так началась совместная жизнь. Мы вместе и учились, и трудились. Вообще 24 часа в сутки были вместе, всё время были вместе.

Тогда мы мечтали состояться в профессии, мы активно искали этого, и подрабатывали с помощью театральных всяких фишек. Дипломный спектакль мы ставили уже в театре драматическом, и ожидали, что нам этот театр даст жилье и работу. Но театр не дал нам жилья, и работу дал только мне, потому что Света была уже беременная тобой, её беременную туда не взяли. А меня взяли на полставки, и этой зарплаты даже на проезд не хватало в этот же театр. Поэтому театральная моя карьера потерпела полное фиаско по причине абсолютной финансовой несостоятельности театра на то время.

В то время только распался СССР, и началась разруха, было ужасное состояние, денег не было нигде, уж в театре тем более. В это время практически все начали торговать, заниматься коммерцией. Я попробовал грузчиком поработать и понял, что не могу физически работать, не моё это, надо работать головой. А работать головой вариантов других не было, как что-нибудь продавать, и я начал заниматься коммерцией, пытался найти своё призвание в этом. И нашёл.

Я увидел, что мой друг устроился в одну такую серьёзную контору на новом Арбате менеджером, и я попросил его походатайствовать за меня, и меня туда взяли. Так началась моя карьера в бизнесе, хотя я пошёл туда за копейки работать – у меня в институте стипендия была 40 рублей, а зарплата там была 50 рублей, что было смешно, в общем-то. Но зато я получил там школу, высшую можно сказать. Директор этого предприятия был преподавателем в школе экономики. Это такая очень сильная, можно сказать высшая школа экономики, которую я прошёл буквально за 9 месяцев работы на этом предприятии, после чего я ушёл оттуда в попытке создать свой бизнес. Целый год у меня совсем не получалось его создать, а через год получилось, а к 1994 году у меня уже было свое предприятие, тогда мы занимались продажей жалюзи.

Как ты уверовал?

В церковь я пришёл в 1995 году. Это был целый процесс, сначала Иисус начал касаться моего сердца, и я стал таким набожным человеком – я стаж посещать храмы, вообще храмов не пропускал, когда их видел. Ездил на различные служения, ездил в Сергиев Посад, священника приглашал освящать дом. Можно сказать, что я искал встречи с благодатью, но не находил её в такого рода служении.

Моя жена пошла первая в церковь. Многие ребята из института нашего уверовали, и одна из её подруг уверовала, и начала ходить вот в эту церковь, в которой я пастором сейчас являюсь. Эта подруга начала рассказывать моей жене о Библии, и она стала читать Библию и посещать эту церковь. Она ходила туда где-то месяца два-три, и я даже подвозил её туда, и бабушек с этой церкви подвозил.

Я думал, что так она пионерит, Тимур и его команда. Но однажды произошло такое сильнейшее прикосновение благодати Иисуса ко мне через жену. Мы с ней очень часто ссорились, когда жили без Христа, практически каждый день, и от этого на сердце были такие раны, которые чуть тронь и сразу все становилось плохо, жить вместе было совсем тяжело.

И вот однажды произошёл такой момент. За ней всегда было последнее слово в наших ссорах, но в этот раз она мне не ответила. У нас с ней была перепалка, я сказал ей своё последнее слово, а она взяла и промолчала, и оставила за мной последнее слово. Такого не было ни разу за пять лет. Это был шок для меня. Мы засыпали, лежали на диване, и я даже полез смотреть, почему она молчит. Она лицом к стенке лежала, и когда я туда голову засунул, то такое ощущение было, что я голову засунул в Бога, так сказать. Я лёг и у меня просто метровыми буквами перед глазами мелькало слово БОГ БОГ БОГ БОГ БОГ. Так я понял, что в том месте, куда она пошла, там Бог, и я понял, что мне надо туда попасть, так я и попал в церковь.

Что делал в церкви когда только пришёл?

Первым этапом моим в церкви было 20 бабушек. Мне было 24 года, я абсолютно ничего не понимал, но было потрясающее ощущение, что я дома, я нашёл свой дом. Теперь я понимаю, что домом для человека является его взаимоотношения, так вот в церкви были реальные взаимоотношения в любви с Иисусом, друг с другом, и это я ощущал сердцем. Мне не было странно то, что мне 24 года, а в церкви 20 бабушек. То есть это было для меня вполне нормально, и моим служением, естественно, было служить этим бабушкам.

Где-то через несколько месяцев, приехал епископ и рукоположил меня на служение дьяконское, я стал дьяконом и служил в этой церкви. Каждую неделю я проповедовал, ну не сразу, конечно, но когда дар этот открылся у меня, то я стал проповедовать, и, вскоре, фактически, стал основным проповедником. Как я сейчас понимаю, моё служение тогда заключалась в том, чтобы заботиться об учениках Христа в их старости, приготовлять их к победе над смертью и провожать их в вечность, чем я занимался 7 лет.

Был ли у тебя такой момент, который сильно повлиял на твою веру?

В вере меня сильно зажёг один момент, это смерть моего родного брата. Когда он умер, я уже год был верующий, и он меня спрашивал: куда я хожу, что за церковь, причём дружелюбно спрашивал так, без наезда, но я ему ничего не сказал, потому что очень стеснялся. Брат был старше меня на 13 лет, он для меня всегда был как дяденька такой большой. И когда мне позвонил папа и сказал, что Сашка умер, то у меня сердце как обожгло. Мне было так стыдно, что я ему о Христе ничего не рассказал, и я прям сердцем почувствовал адское пламя, меня жгло прям изнутри, и я понял, что мне стало стыдно за то, что я не рассказываю о Христе людям. Поэтому первая моя проповедь вне церкви была на поминках моего брата. Я приехал и кричал во всё горло: ПОКАЙТЕСЬ! ВАМ НУЖЕН ХРИСТОС! Такие слова говорил, меня трясло, папа меня пытался заткнуть и вытащить, чтобы меня никто не слышал. Но один человек покаялся, подошёл после поминок и плакал, и руку мне пожал, я его не знал, а он видимо просто выпить зашёл на поминках, чужой совершенно человек. Но благодать его коснулась, и он до слез рыдал, говорил: спасибо вам за эти слова. Но из родни все сделал вид, что ничего не слышали.

Как ты стал пастором церкви?

Через 7 лет дьяконского служения я уже стал духовным лидером церкви, руководителем. Почему? Потому что я стал исследовать христианство, я стал исследовать, кто такой Христос, изучать Евангелие, изучать то, какой должна быть церковь. Это меня увлекло и увлекло других людей, которые были в церкви за мной, скажем так, но, по сути, мы все просто шли за Христом, так я стал пастором. Я даже немного случайно стал пастором, ведь я не собирался им быть, но оказалось так, что, кроме меня, больше им быть некому, и пришлось быть мне. Так я стал пастором.

Как ты совмещал пасторскую работу и бизнес?

Когда я уверовал, в 1995 году, то было уже два года, как я был владельцем и генеральным директором своего бизнеса. Когда я уверовал, то спросил у Христа оставить ли мне бизнес, потому что я не знал тогда угодно ли это Ему. И я услышал слово: «в каком звании кто призван, в том каждый оставайся пред Богом». Это был ответ моему сердцу, через который я понял, что бизнес является моим призванием и мне нужно в бизнесе или бизнесом, или через бизнес служить Христу, что я и начал делать с этого самого момента, как только получил ответ,

Я благодарен Господу за то, что Он провел меня через эту финансовую проверку. Надо сказать, что ключевая в мире проблема, корень всех зол это сребролюбие, и Иисус повел меня именно так чтобы я, занимаясь бизнесом, служил Христу, а не мамоне, это было круто.

Для этого нужно было откровение, на каждый аспект того, что я делал. И я получал откровение из Библии и лично от Иисуса, и так строил свой бизнес. Таким образом, мой бизнес был служением Иисусу. Поэтому не было такого, что мне нужно было сочетать как-то то, что я служу пастором или дьяконом в церкви, и бизнесом занимаюсь. Я Христу служу, и в бизнесе, и в семье, и в церкви, я просто шёл за ним, с Ним это легко делать.

Как и почему ты принял решение уйти из бизнеса?

Из бизнеса я ушёл, потому что достиг в бизнесе всех целей, ради которых я в бизнес пришёл вообще. В бизнес я изначально пришёл за обеспечением моей семьи. Когда я институт закончил, то понял, что у меня как бы ничего нет вообще в жизни, ни жилья, ни даже прописки. Бизнес должен был обеспечить мою семью. И когда все финансовые цели для меня и моей семьи были закрыты, и я достиг полноты Божьих благословений так, что и мои все дети обеспечены и жильём, и едой и одеждой до конца своих дней, то зачем мне бизнес. Он как бы исчерпал себя.

Я почувствовал своим сердцем, что Иисус призывает меня идти дальше, то есть из бизнеса уже выйти в служение Христу в церкви, чтобы проповедовать Евангелие, нести больше плода для Господа, чтобы больше времени посвятить тому, чтобы непрестанно читать Библию, молиться, пребывать с Иисусом и приносить Царство Небесное на землю.

Считаешь ли ты, что к тому, что у тебя есть сейчас, тебя привёл Бог, и почему?

Я думаю, что Бог каждого ведет в то определение, которое для него изначально предначертано. Весь это время, пока мы дорастем до понимания этого определения, и будем соответствовать ему – это процесс нашей жизни. То есть мы осуществляем понимание своего предназначения по мере нашего хождения с Христом. Начинается это с земного – это финансы, учеба, работа, а потом приходит к духовному – к небесному. То в чем я сейчас нахожусь – это во многом пример для того как должно быть на самом деле. Сначала земное, потом небесное.

Иисус так и сказал, что нужно сначала быть верным Ему в малом, и по испытании в малом, когда ты достиг победы и в финансах, и в работе, и в семье, и когда есть плоды и результаты этого, то тогда Он ставит тебя над небесным, над большим. Он говорит: если вы в неправедном богатстве не были верны, то кто вам вверит истинное богатство? То есть истинное богатство – это небесное сокровище, это откровения, это силы духовные, это то, что Иисус уже делает через тебя своим Духом Святым в Его Царстве, в Его церкви, внутри человека, в его внутреннем мире. Чтобы этим заниматься нужно в земном достичь победы, плода, результата именно с Христом и для Христа.

Я думаю, что моим служением является домостроительство Божье. Под домостроительством я подразумеваю то, что происходит внутри человека, то есть моим служением является строительство церкви. Церковь – это духовное строение, которое Христос строит из наших сердец. В каждом человеке есть Дух, наше сердце. По мере того как мы познаем Господа, наш Дух возрастает. Он рождается внутри нас и начинает возрастать до меры полного возраста Христова. Этот процесс нашего возрастания и является духовным строительством. Есть внутренний рост духовный, и есть ещё во взаимоотношениях духовный рост в семье, профессии и в церкви.

Церковь – это то, что Иисус строит из наших сердец. Это будет жить вечно, это и есть Царство Небесное. Это то, чем я занимаюсь, и буду заниматься – домостроительством церкви. То есть устройством внутренней жизни человека и устройством церкви. Это мое главное призвание, и для этого школа «7 путей к свету» и служит.